Category: армия

(no subject)

читать это трудно. но это очень важное для меня интервью, хоть я точно не буду смотреть эти фильмы - пожалею себя.

милосердие и справедливость, память и живая жизнь - всё это мОжет сочетаться! это важно для каждого из нас, для ощущения себя - человеком.
иногда представляю себе внутри эдакую мельницу - по переработке поступающего извне: если не измельчить в мукУ - будет мУка... надо принимать - и перерабатывать, принимать - и перерабатывать.

Интервью с Александром Гутманом, режиссером-документалистом. Опубликованное в феврале 2016-го, сразу после его смерти. "За такое кино надо убивать".
(под катом весь текст, разбитый на куски, а то мало ли - пропадет ссылка...
ну и потом кому-то удобнее читать прямо тут)

Collapse )
Collapse )

Collapse )
хо-ро-шо

очень искренний текст..))

Глядя на меня, сложно предположить, что я что-то знаю о женственности: платьев не ношу, декоративной косметикой не пользуюсь, волосы короткие, по рукам можно изучать анатомию мышц. В общем, и взять-то нечего, кроме примера «как не надо».

Но именно поэтому я и хочу рассказать о том, как я поняла, что женственность – это не результат красных трусов на люстре и умения эффектно хлопать ресницами, не нечто, что нужно в себе «раскрывать», изо всех сил пытаясь пробудить внутреннюю «богиню», а состояние, которое рождается из одного простого ощущения: по сравнению с тем, кто рядом с тобой, с его силой и характером, ты не то что «девочка» – ты булочка.

Женственность – это не приманка. Это свет, который начинает идти изнутри, когда исчезает страх. Правильный мужчина выравнивает тебя. Запускает целительный механизм самоотладки. Он не перекраивает тебя, не разрушает и отстраивает заново, но помогает понять, что все может быть по-другому – и ты сама можешь быть другой, и уже только от тебя зависит, захочешь ты этой новой реальности и новой себя, или пойдешь на попятную и предпочтешь привычно сбежать в любимое одиночество.

Женственность для меня – это прежде всего гармония всех систем. Вот почему я говорю о выравнивании.

Я в свое время начала не с того.

… четыре года назад я приняла решение о разводе, сменила работу и вернулась домой, чтобы год спустя обнаружить себя ревущей на сеансах у психолога с запросом «сделайте из меня девочку, пожалуйста, я больше так не могу».

«Так» – значит во всем и всегда полагаться только на себя, никому не верить, тяготеть к военному стилю в одежде, обладать военной же дисциплиной, зашкаливающим трудоголизмом и такой толщины броней снаружи, что я не знаю, как я не звенела в аэропортах. Я чувствовала себя тотально неправильной и кривой, перекошенной на все стороны. Мне казалось, что я хочу не того, что должны хотеть девочки в моем возрасте. И, возможно, мамины вздохи о том, что в 27 нужно думать о семье, а не паковать в рюкзак берцы, теплые штаны и уезжать в ночь за цыганской звездой кочевой куда-то в украинские пещеры с незнакомцами, имеют под собой основания.

Одна часть меня осознавала, что мужчина мне нужен сильный и смелый, с твердым характером и холодной головой, «такой, как я, только не я», а вторая – разрывалась от горького осознания, что таким мужчинам, как правило, нужны нежные и сладкие кошечки, а я, скорее, женщина-лошадь, и ничего красивого, слабого и беззащитного в этом нет.

Collapse )